Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
ПРОБОВАТЬ БЕСПЛАТНО
HR и кадровая служба

Как изменилось деловое общение?

24.06.2019
Новые сервисы превращают электронную почту в сухой бизнес-язык. Почему мы позволяем Кремниевой долине управлять тем, как мы общаемся?

Если вы в последнее время пользовались Gmail, вы наверняка знакомы с функциями Smart Reply и Smart Compose. Smart Reply очень проста. Когда вы получаете письмо, внизу появляются три разных фразы вроде «Спасибо!», «Здорово!» или «Это мне подходит!». Нажмите на вариант, который вас устраивает, отредактируйте его (или нет) и отправьте. Поздравляем: письмо, на которое у вас ушло бы 30 секунд, вы написали за две.

Smart Compose, с другой стороны, помогает составлять письма самостоятельно. Начните писать предложение, и функция предложит его различные продолжения. Как и Smart Reply, это упрощает и ускоряет процесс написания сообщений.

Когда Google выпустила в прошлом году Smart Compose для бизнес-клиентов, она заявила, что функция «будет вставлять общие фразы и актуальные отсылки за вас», хотя в конечном итоге технология должна была подстроиться под вас. Работа все еще в прогрессе: в апреле, по словам Google, Smart Compose «становится более приспособленной к вашему стилю письма».

Сложно представить, но в ранние дни интернета электронная почта была интересным и творческим порталом. Сейчас же многие считают ее профессиональным способом общения, главным методом для взаимодействия с коллегами или клиентами, поиска работы и назначения встреч. Smart Compose и Smart Reply отражают эту тенденцию. Но должны ли они?

Джош Коэн не уверен в этом. «Если вы придерживаетесь взглядов, что язык важен, что это не просто форма обмена информацией и что он отражает наше мировоззрение и отношение с другими людьми, тогда в этом есть нечто важное», – сказал он.

Коэн – профессор современной литературной теории в Голдсмитском колледже, в свободное от лекций время он работает психоаналитиком. Он также написал книгу «Not Working», в которой он советует остановиться и перестать думать о работе.

Коэн утверждает, что работа затрагивает все аспекты нашей жизни – не в последнюю очередь и нашу внутреннюю жизнь, которая, естественно, интересует его как аналитика. И деловая речь представляет для него особый интерес.

«Из-за нее мы начинаем представлять нашего собеседника неполноценным человеком. Нас призывают общаться с ним на чисто информационной основе. И чем больше это становится общим языком межличностных отношений, тем сильнее они меняются», – говорит он.

Почему? Потому что деловой жаргон – это «язык внешних факторов... язык поверхностей». Это язык того, что мы делаем, а не того, кто мы есть.

«Он не признает существования мыслей и чувств под поверхностью нашей речи. Но есть что-то важное в неоднозначности и возможности рассмотреть разные смыслы в словах человека. Когда нет никакого интереса или любопытства в личном измерении этого взаимодействия, это влияет на нашу внутреннюю жизнь. Это переключает наше внимание исключительно на наше внешнее существо и на то существо, которое мы показываем миру, а не то, чье сердце бьется под этой маской».

Легко увидеть, как деловая речь выравнивает наше эмоциональное влияние. Маловероятно, что вы предложите другу «вернуться к этому вопросу», и разные отношения порождают разные грамматики и ритмы близости. Но даже в тех профессиональных отношениях, которые были дружными и, казалось бы, настоящими, фраза «вернуться к этому вопросу» не прозвучит неуместной.

Поощрение участвовать в диалоге с автозаполненными предложениями или ответами может быть не лучшей идеей. Использование восклицательных знаков в каждой фразе уже говорит само за себя – это чем-то напоминает восторженное и мотивированное выражение лица, с которым мы вынуждены ходить на работе.

Как и во многих современных технологиях, в основе таких функций лежит желание работать быстрее и продуктивнее. Мы работаем как никогда много. Почему бы нам не сократить время, которое мы тратим на бессмысленные задачи каждый день?

Технологии, как нам говорят, дают нам такую возможность. Нам теперь не нужно тратить 15 секунд на написание «Спасибо!» человеку, который сделал нам одолжение. Мы можем подписаться на сервисы доставки, чтобы не ходить каждую неделю в магазин. Удобство. Скорость.

Когда речь идет о скучных логистических задачах вроде назначения совещаний, написания списков дел, обмена документами, эта автоматизация действительно полезна. Но электронная почта каким-то образом тоже стала частью этой группы. Мы видим в ней административную скуку, страшное зло. Мы редко, если вообще, думаем о людях на другом конце монитора; мы видим в них чаще источники разочарования, а не связи. Когда-то уведомление о новом сообщении вызывало приятные, даже романтические ощущения; сейчас мы читаем статьи о том, как достичь пустого почтового ящика.

Однако возможно ли автоматизировать человеческое взаимодействие, отношения между коллегами, клиентами и поставщиком, редактором и автором? По мере того, как все больше людей переходит на удаленную работу, электронная почта быстро становится главным способом профессиональной коммуникации для тысяч людей. Не должны ли мы делать ее лучше, не хуже? И не должны ли мы делать ее более личной?

Коэн переживает, что автоматизация общения повлечет за собой обиду, подозрение, непонимание того, почему вам ответили ненадлежащим образом. «Люди все лучше начинают различать, когда их обманывают и отвечают фразами, сгенерированными алгоритмами Google», – говорит он. Такое отношение кажется пренебрежительным. «Другими словами, вы говорите: “Я не думаю, что это требует каких-то личных усилий”», – объясняет Коэн.

Что бы мы ни думали, электронная почта останется с нами надолго. В одном исследовании эту технологию назвали «основной формой общения, укоренившейся в нашей жизни». В нем также предполагалось, что поколение Z, скорее всего, в течение следующих лет будет чаще пользоваться электронной почтой, чем миллениалы. Более того, оно показало, что 36% писем, которыми обменивались молодые участники, были отправлены коллегам, 24% – «компаниям, связанным с их работой».

Ключевое открытие заключалось в том, что 68% писем были личного характера. Кликать на веселые автоматизированные ответы, которые делают нас в глазах других радостными и мотивированными – одна вещь; позволить автоматизации овладеть более личными сферами жизни – совсем другая.

Да, возможно, мы делаем нашу жизнь проще и удобнее. Но делаем ли мы ее лучше?


Источник